АИФ. Тематический архив.
    в Ярославле

 
MyLands - первая онлайн стратегия, которая дает Вам возможность не только получить удовольствие от игры, но и превратить игровую валюту в реальную. Аргументы и Факты



Платёжный сервис "Единый кошелёк" - это быстрый и удобный способ оплаты услуг с мобильного телефона или компьютера.          Автоматический обменный пункт
Тема: «Криминал / Россия криминальная»

Зэчки-матери

"Не надо трогать Василька, - попросила крашеная блондинка, командир "трудового звена" женской колонии N2 мордовского "Дубравлага", куда я приехала в командировку, - "там" двойное убийство на почве ревности. Вы удивляетесь, кто этот Василек? Ну, девушка. Но Вася. Мой Вася". Я всего-навсего хотела узнать о короткостриженом "юноше", который привлек тем, что от ушей до бедер был весь в узористых наколках. Он-то что делает среди женщин? Впрочем, цель моего визита - не однополая любовь заключенных, а Дом малютки на территории колонии, дети, которые в нем, а также их матери. Зэчки-матери.

Особый контингент

На меня в упор глядели четыре пары детских глаз. Точнее, не на меня, а на мешочек с шоколадными конфетами, который сиротливо повис в моей правой руке. Я принесла эти сладости для них. И растерялась. Прежде казалось, что здесь, в Доме малютки на территории женской колонии, будет все убого и излишне казенно, а здесь чисто и даже уютно. И еще думалось, что малыши - не такие, как, например, во всех других детских домах... Впрочем, они действительно иные. Их мамы не живут с ними, хоть и навещают каждый день. Они - не сироты. Они - дети несвободы.

В колонии отбывают срок разные женщины. Есть жестокие убийцы. А кто-то приговорен на 6 лет за несколько вилков капусты, сворованных для голодной семьи с колхозного поля. Сидят и разбойницы-рецидивистки, которые грабили несчастных, лишая их последнего. Или устраивали пьяный дебош. По статистике, воровок и хулиганок в колонии больше всего.

Но существует здесь и особый контингент. Те, у кого в заключении родился ребенок, или такие, которые прибыли в колонию с младенцами на руках. Звучит нелепо, но преступление "выгодно" совершать, будучи беременной. Тогда на зоне ты будешь на особом положении, к твоим ногам - весь набор льгот в рамках закона, которым пользуются простые российские женщины.

Во-первых, в отряде будущие или новоявленные мамаши живут отдельно от остальных осужденных, с чуть улучшенными условиями. Во-вторых, у них усиленное питание: более разнообразное и калорийное. В-третьих, кормящих матерей не наказывают за нарушение режима, штрафной изолятор им не грозит. В-четвертых, они имеют право выполнять лишь 50% положенной им работы, - все узницы обычно строчат на швейных машинках спецодежду или разрисовывают деревянных матрешек, которые потом продаются в Москве на Арбате. Большинству из них даже повезло, что их малыш находится в Доме малютки, где он, словно в коконе, защищен от многих невзгод. Еще неизвестно, ел бы он на воле хотя бы раз в день. Не говоря уже о том, был бы за ним постоянный контроль врачей и педагогов. Эти женщины имеют право на общение с чадом не менее часа в день. Если ребенок болеет - они с ним могут быть круглосуточно.

Преступные мамочки все как одна пользуются положенными им благами, не отказываясь официально от своих детей. Но "в гости" к ребенку ходит не каждая. Некоторым он попросту не нужен.

"Дитя тюрьмы"

Ольга Козина - достопримечательность мордовской женской колонии. Она - "потомственная" заключенная. За колючей проволокой родилась ее мать, а потом и сама Ольга. Воспитывалась в детском доме, так как никому из родных была не нужна. В 24 года она совершила разбой и попала в зону, уже имея за плечами одну условную судимость. В тот момент Ольга находилась... на третьем месяце беременности. Отец ребенка сейчас тоже находится в заключении за убийство. В колонии Ольга родила сына Игоря, которому сейчас 2,5 года. Она говорит: "Это мой единственный родственник, я научу его защищаться". Козина - заводила потасовок и хулиганских выходок. И, по наблюдениям воспитателей Дома малютки, сын - копия своей мамы. Хотя она едва ли не самая внимательная мамаша из тех, которые приходят туда к своим детям. "Ты же дитя нашей тюрьмы!" - восклицает в ее адрес директор Дома. Она утверждает, что не бросит Игоря, когда освободится, начнет новую жизнь. Но кто знает, что на самом деле ждет впереди этого малыша?

Запрещенный секс с сантехником

Узницам колонии строго-настрого запрещено иметь какие-либо интимные контакты "без цензуры". ЭТО позволительно лишь на редких свиданиях, да и то не всем. Но барышни все равно умудряются "залетать". В тот самый редкий миг секса, почти на бегу. Хоть колония и женская и ее "надзирательницы" - слабого пола, но без технического обслуживающего персонала как обойтись. Электрики, сантехники, санитары в больнице - самые настоящие мужчины, вызывающие у "оголодавших" преступниц отчаянные приступы любви. А мужикам что? Они живые люди. Да и молодых, симпатичных немало среди заключенных девушек... В общем, "дурное дело - нехитрое" оборачивается в итоге чьим-нибудь округлившимся животиком. Правда, часто бывает так, что забеременевшие решаются на аборт.

Оксана Бердинских - одна из тех, у кого закрутилась любовь с кем-то из работников зоны, после чего на свет появилась девочка, кареглазая симпатяшка. Маме - 24 года. В 17 лет она участвовала в групповом убийстве и разбое, за что получила срок - 8 лет. Долгое время была не самой послушной "воспитанницей", но как родила - ее словно подменили. Каждую свободную минуту она проводит рядом с дочерью. Я застала ее в белом медицинском халате и косынке, она баюкала свою девочку.

- Мне страшно идти на волю. Я отвыкла и не представляю, какая там жизнь. Боюсь, как меня встретят знакомые, соседи. Не знаю, чем буду заниматься, но теперь главная моя цель - вырастить дочь.

Так говорят многие зэчки-матери. А по статистике, каждый второй ребенок оказывается брошенным, едва его мама выходит на свободу. Немалая часть детей попадает в детские дома и интернаты в то время, как их родительницы еще продолжают "мотать" срок. Потому что по закону в Доме малютки детям положено находиться не более трех лет с момента их рождения. В такой ситуации очень страдают те матери, которые случайно или невольно впервые совершили преступление и безумно любят свое чадо. Разлуку они переносят тяжело.

Из 35 женских колоний России, где содержатся порядка 40 тысяч женщин, Дома малютки есть в 10. В каждом содержится примерно по 30 детей (в Мордовии, например, на данный момент - 27). Значит, всего в России около 300 маленьких "узников", поневоле родившихся за колючей проволокой. Они не виноваты, что их мамы совершили преступления. Они пока не знают, что их ждет дальше. Но в большинстве случаев их судьба, увы, предрешена.

Ольга РЯБИНИНА, Мордовия, "Дубравлаг"





Тема: «Криминал / Россия криминальная»


Здесь вы можете обсудить понравившуюся вам статью или просто пообщаться с друзьями.

Rambler's Top100 Rambler's Top100
Тематический архив статей составлен на основе материалов сайта "Аргументы и Факты" (www.aif.ru)