АИФ. Тематический архив.
    в Ярославле

 
MyLands - первая онлайн стратегия, которая дает Вам возможность не только получить удовольствие от игры, но и превратить игровую валюту в реальную. Аргументы и Факты



Платёжный сервис "Единый кошелёк" - это быстрый и удобный способ оплаты услуг с мобильного телефона или компьютера.          Автоматический обменный пункт
Тема: «Криминал / Россия криминальная»

Преступление и врачевание

Это здание, расположенное совсем рядом с Александро-Невской лаврой, внешне очень похоже на "Кресты". Окруженное колючей проволокой и охраняемое вооруженными часовыми на вышках, оно также спроектировано в форме креста и такого же грязно-красного цвета. Однако это не тюрьма. Это больница. Единственная на весь Петербург и Ленинградскую область больница для заключенных.

Тюремная больница

Межобластная больница названа в честь Ф.П. Гааза, знаменитого доктора и гуманиста, директора московского "Попечительного комитета о тюрьмах общества". С 1998 года она находится в ведении ГУИН Министерства юстиции.

Сейчас в больнице двенадцать отделений, три из которых (нейрохирургия, офтальмология и челюстно-лицевая хирургия) единственные в пенитенциарной системе России. В них лежат заключенные и подследственные со всей России. Самые распространенные заболевания - туберкулез, СПИД, гепатит B и C. Число ВИЧ-инфицированных неуклонно растет: в 2000 году их было тридцать человек, в 2001-м - двести, а за январь этого года уже шестнадцать новых больных. Непосредственно от СПИДа здесь не лечат, только от сопутствующих заболеваний - пневмонии, гриппа.

За год в больнице проводится около полутора тысяч операций. Раньше, когда не было проблем с финансированием, эта цифра достигала трех тысяч.

Врачи

Больница с давних времен славится своими врачами. Именно здесь впервые были применены многие методики лечения. Заключенные "сидят в очереди" сюда по полтора-два года.

В больнице лечат преступников, в том числе матерых рецидивистов. Не возникали ли ситуации, когда человеческие чувства начинали пересиливать врачебный долг? "Конечно, всякое бывало, - отвечает зам. начальника больницы по лечебным вопросам Александр Скорб. - Но, как правило, здесь человек либо работает год и уходит, либо остается на всю жизнь. Вначале для меня шла внутренняя борьба между врачом и гражданином. Но в итоге понял: ты - врач, и не твое право распоряжаться чьей-то судьбой. Хотя раньше шокировало: лечу человека, осужденного за изнасилование малолетних в извращенной форме!

Мы стараемся поддерживать традиции былых лет, когда отношения между врачом и пациентом считались почти священными. Хотя эти традиции, к сожалению, постепенно исчезают.

Увы, работа врачей все время связана с риском для жизни. Каждый год один или два врача заражаются от больных и заболевают туберкулезом. Бывало и так, что медики случайно укалывались иголками шприцов, которыми только что кололи ВИЧ-инфицированного. К счастью, никто не заболел.

Пациенты

В уголовном мире традиционно уважительное отношение к докторам. И если кто-то нападет на врача, медсестру или на вольнонаемных рабочих, им на зоне не поздоровится. И разборки в больнице, согласно преступному кодексу, запрещены. Скорб вспоминает, как один заключенный спросил его: "Доктор, а вы знаете, кто самый уважаемый из врачей?" - "Нет". - "Анестезиолог!" - "Почему?" - "А он делает не больно". Больных иногда оставляют работать в больнице после проведенного курса лечения. Досиживают, работая санитарами или в хозобслуге.

Больных, которым осталось жить совсем немного, медики стараются освободить от отбывания срока независимо от тяжести преступления. Врачи пишут представление об освобождении, потом его рассматривает суд. Отчасти это решает проблему перезагруженности больницы.

Добрая половина родственников отказывается хоронить умерших. Тогда заключенного хоронит больница. Бывает, "родные" получают пособие на похороны и пропивают его.

В больнице существуют платные палаты, где пациенты могут сами себе готовить пищу. Попасть в такие "люксы" может каждый, кто заплатит от пяти до двенадцати тысяч рублей за курс лечения. Стоимость зависит от заболевания, режима питания, услуг.

Домино и гвозди - экспонаты музея

Не секрет, что многие из заключенных "мастырят" - глотают различные предметы, чтобы попасть в больницу. Или наносят себе какой-нибудь другой вред. Один, например, постоянно втыкал гвозди себе в грудь. Раз его прооперировали, второй. В третий раз пришлось убрать легкое.

Глотают в основном "кресты" (два гвоздя, связанные ниткой, на концах которых хлебные мякиши). Вообще же фантазия безгранична. Один проглотил двадцать десятисантиметровых гвоздей, другой - полный набор домино, третий - рыболовные крючки. Эти предметы стали экспонатами больничного музея, в котором хранится все, что было извлечено из желудков заключенных.

Еще заключенные любят расковыривать послеоперационные швы, заносят туда инфекцию... Один из больных затолкал в рану авторучку. Ее достали, колпачок же где-то "потерялся", пришлось заново оперировать. Цель достигнута - лечение продлевается. Знают, что через несколько дней на этап - еще что-нибудь придумают.

Удавшихся побегов из больницы не было. Хотя десять лет назад попытка почти удалась. Заключенные выбрались на крышу, спустили веревку, а их друзья, ожидавшие на улице, привязали ее к дереву. Двое переправлялись на спинках кроватей, один же "поехал" на руках, ему, естественно, стало больно, и он закричал. Часовые подняли тревогу, всех задержали. Был также случай, когда больные взяли врачей в заложники. Но и здесь все обошлось благополучно - с "террористами" удалось договориться.

"Я уже ни на что не надеюсь..."

Сегодня в межобластной больнице им. Ф.П. Гааза, находящейся в федеральном подчинении, предзабастовочная ситуация. Виной тому проблемы с выплатой заработной платы. А она и так очень маленькая - от полутора до трех тысяч.

Условия работы очень тяжелые. По санитарным нормам больница рассчитана на 230 коек, но эти нормы из-за нескончаемого ремонта выдержать невозможно. Поэтому койки стоят в два-три яруса, такого нет ни в одной больнице города. Более того, последние три года врачи работают в режиме оказания экстренной помощи, "плановым" больным почти всегда отказывают в лечении. На это нет денег. В месяц больнице необходимо минимум миллион двести тысяч рублей, поступает же 300-400 тысяч. Работает один пост реанимации, второй запустить нельзя - нет аппаратуры.

Случаются длительные перебои с поставкой лекарств. Перед Новым годом в аптеке было всего двести граммов спирта. Медики с ужасом думали: не дай бог, что случится. Часто больным приходится долго ожидать операций, однажды три недели не было медикаментов для наркоза.

"Иногда разыскиваешь кровь по всему городу, а тебе говорят: у нас детям не хватает, а вы в тюрьму просите, - продолжает Александр Скорб. - Что сказать в ответ?.. Столько было обещаний помощи, но они так и остались обещаниями. В прошлом году нам на полном серьезе сказали: готовьте список - Индия в счет долга России поставит медицинское оборудование. Ничего из этого не вышло. Честно говоря, я уже ни на что не надеюсь и ничего хорошего не жду".

Руководство Межобластной больницы им. Ф.П. Гааза обращается ко всем организациям и частным лицам с просьбой о помощи. Если кто-то может помочь больнице, позвоните по телефонам 271-47-80 или 277-02-92.

Артем КОСТЮКОВСКИЙ





Тема: «Криминал / Россия криминальная»


Здесь вы можете обсудить понравившуюся вам статью или просто пообщаться с друзьями.

Rambler's Top100 Rambler's Top100
Тематический архив статей составлен на основе материалов сайта "Аргументы и Факты" (www.aif.ru)