АИФ. Тематический архив.
    в Ярославле

 
MyLands - первая онлайн стратегия, которая дает Вам возможность не только получить удовольствие от игры, но и превратить игровую валюту в реальную. Аргументы и Факты



Платёжный сервис "Единый кошелёк" - это быстрый и удобный способ оплаты услуг с мобильного телефона или компьютера.          Автоматический обменный пункт
Тема: «Криминал / Россия криминальная»

"Гуманное" правосудие

На каждое судебное заседание Евгений Георгиевич Романов приносил портрет своего сына и ставил его на первую скамью. Немолодой человек, у которого 8 лет назад отняли сына Мишу - гордость и надежду родителей, блестящего экономиста и просто начинающего жизнь парня, которому вскоре бы жениться, воспитывать детей, да и просто жить. Он надеялся, что правосудие восстановит справедливость хотя бы после смерти сына.

Московский областной суд приговорил убийцу к 2 годам и освободил его прямо в зале суда...

Образцово-показательный расстрел

Миша Романов устроился на фирму "АЛСА" в 1992 г. практически сразу после окончания института им. Плеханова. Его пригласил работать лично директор и учредитель фирмы Александр Савельев, к слову сказать, бывший сотрудник МВД.

Почти через год, 29 января 1993 г., его вывезли на 35-й км шоссе Москва - Рига директор фирмы Савельев, его зам. Плетнев, знакомый Савельева Волков и водители - Чуклов и Беркун. Савельев завел под мост и расстрелял в упор из автомата своего бухгалтера. Очередь прошла наискось - 7 ранений. Мишу оставили под мостом, автомат выбросили в реку Сходню. Дело закономерно бы перешло в ранг "глухарей", если бы одного из участников расстрела не замучила совесть. Иван Беркун заявил-таки в милицию. Дело фактически можно было бы считать раскрытым.

С волками жить...

- В Беляевском отделении "горестных" услуг, куда я пришел за своим сыном, - говорит Евгений Георгиевич, - мне рассказали, что в последнее время профессия бухгалтера стала очень опасной. В течение 1992 г. практически ежедневно приходилось выписывать свидетельства на погибших бухгалтеров, а в январе 1993 г. был вообще какой-то беспредел - мой Миша оказался 7 (!) бухгалтером на день...

Миша был доволен новой работой, пока не понял, что на деле фирма проворачивает крупные сделки с углем, нефтью, никелем, редкоземельными металлами. А кирпичное производство служит лишь ширмой для этих махинаций. С этого момента на работе его удерживало только трудовое соглашение на год. В мае Мише было сделано первое предупреждение: за отказ провернуть очередную сделку его избили до крови в моче. Однако руководство быстро сменило гнев на милость и даже отремонтировало машину Миши, которую разбили во время конфликта.

Фирма участвовала в нескольких выставках с проектами кирпичных заводов. "Торговля" шла бойко и по принципу - сначала предоплата практически на слово, потом поставка. После ряда таких "сделок" руководство "АЛСЫ" приняло мудрое решение отойти на время от дел. В конце года на фирме работал практически один Романов, который пытался расплатиться с обманутыми вкладчиками. Вскоре он начал замечать, что часть документации и информация о компроматных сделках стали исчезать и из архива, и из компьютера. Тогда поздно вечером он перенес в квартиру кипы бумаг и компьютерный диск - это была вся уцелевшая документация. После этого на работу он практически не выходил, а дома, не переставая, раздавались телефонные звонки с угрозами.

Накануне трагедии Мише позвонил Савельев. Он попросил подвезти документы фирмы. Савельев заверял, что никакого насилия над ним не будет.

29 января в 6 вечера его расстреляли под мостом. Перед этим его отвезли в банк и заставили "заказать" деньги на завтрашний день. Похоже, что намечалась крупная сделка с углем. По словам отца, если бы Миша согласился ее оформить, то был бы жив:

- Я понял, что с моим мальчиком случилось неладное, когда он не позвонил в 4 часа. Дело в том, что в это время у него наступает инсулиновый пик. Он должен срочно сделать инъекцию или быстро поесть. Поэтому он всегда звонил домой, чтобы меня успокоить. Я знал, что у него назначена встреча с Савельевым, и поехал узнать, что произошло. Я нашел машину Миши во дворе дома Савельева, на ее дне валялись раздавленные шприцы и ампулы. Их растоптали ногами. Сынуля инсулин не получил... Позже свидетели рассказывали, что в машине, когда его везли в Истру, он был в очень плохом состоянии. Просил дать сигарету и не мог закурить - так дрожали руки.

Следствие искало улики и... потеряло документы

После явки Беркуна с повинной расследование шло стремительно. Московские милиционеры быстро нашли Мишу, подозреваемых, даже создали оперативно-следственную группу. После нескольких дней ведения следствия дело было по существующему порядку передано в Истринское УВД.

Сначала истринские милиционеры тоже работали оперативно: тут же произвели выемку документации "АЛСЫ", компьютер и дискеты. После они отказались даже осмотреть разгромленную квартиру и машину пострадавшего. К концу следствия на все четыре стороны были отпущены подозреваемые, информация ценой в человеческую жизнь оказалась "потеряна". Однако сертификат Мосбизнесбанка 00543 на 2 тыс. однотысячных акций вскоре был найден. Им спокойно воспользовалась жена Савельева, которая и получила по акциям деньги. Как она "нашла" этот документ после его потери следственными органами, остается загадкой.

13 июля 1994 г. Савельеву Истринской прокуратурой было предъявлено обвинение по ст. 103, то есть умышленное убийство без отягчающих обстоятельств. Даже то, что для больного диабетом человека вовремя несделанная инъекция является настоящей пыткой, во внимание принято не было. Однако вскоре дело было передано в Мособлпрокуратуру, где ему практически через год вменили ст. 102 п. "а" - умышленное убийство из корыстных побуждений. Почти через год распоряжением руководства областной прокуратуры ему опять инкриминировали убийство по ст. 103, значительно более мягкой.

Первый суд по распоряжению заместителя прокурора Московской области состоялся в г. Истре. Главных свидетелей Беркуна и Плетнева пришлось обеспечить охраной. Им угрожали подсудимый и его родственники, не стесняясь даже присутствия секретаря суда. Однако дело удалось довести до логического завершения - 10 лет лишения свободы. Это максимальный срок по 103-й статье. Савельев счел приговор слишком суровым и подал кассационную жалобу.

Решение истринского суда было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение опять же в Истру. 14 декабря судья Томасов Р. И. вернул былую статью Савельеву и направил дело на дополнительное доследование.

Почему у Фемиды повязка на глазах?

Следующий суд состоялся недавно. Савельев и Волков выбрали суд присяжных. Этот процесс превратился в фарс.

Главные свидетели Плетнев и Беркун не явились в суд. Им и в этот раз продолжали угрожать. Судья несколько раз выносил постановления о приводе свидетелей в суд под охраной, однако ни один из них не был выполнен. В результате их показания просто были зачитаны. Сухие слова с бумаги и красноречивые речи адвокатов и подсудимых - перевес в пользу последних был изначален.

Складывалось впечатление, что суд был игрой "в одни ворота": присяжные спокойно и открыто общались и с судьей, и с адвокатами. Одна из присяжных, бойкая женщина, то и дело заходила в кабинет к судье: "Мне нужно спросить. Мне на минуту". Как правило, после этого ею велись долгие речи о шаткости доказательств. Когда важные свидетели с обвинительной стороны давали показания, ее то и дело разбирал смех. Свидетель замолкал, сбивался... Государственный обвинитель несколько раз обращал на это внимание судьи, но никаких мер принято не было.

Более того, судья сам неоднократно нарушал принцип объективности. Например, в напутственном слове, которое произносится практически последним перед вынесением вердикта и является иногда решающим, судья напомнил присяжным только оправдывающие подсудимых доказательства. А на все вопросы присяжных во время вынесения вердикта старательно разъяснял, что если существуют какие-либо сомнения, то подсудимых следует оправдать. Хотя в соответствии со ст. 456 УПК, если судья находит вердикт неясным, то он должен указать на это присяжным, не ориентируя их на принятие оправдательного или обвинительного приговора.

В итоге стараний всех сторон Волков был оправдан по всем статьям. Действия Савельева же были расценены в соответствии со ст. 103. Его приговорили к 2 годам 8 месяцам отбывания наказания в колонии общего режима. С учетом содержания под стражей во время предварительного следствия Савельев и вовсе был отпущен на свободу.

С кем бы я ни общалась по этому делу, у всех оценка его одинаковая - грязное дело или по меньшей мере странное. Правосудие и следствие столько раз преступали закон в пользу обвиняемого, что практически с самого начала стало ясно, что Савельеву не сидеть. Да и то, что дело дошло-таки до суда - в этом большая заслуга следствия и различных выборов. Именно во время очередных выборных кампаний отцу Романова общественные деятели помогали охотнее, чем в любое другое. А это уже чистая случайность.

Дело в принципе вообще бы могло не дойти до суда, если бы не настойчивость следователя Московской областной прокуратуры Алескера Гурбанова. Именно его стараниями и под его руководством был найден автомат в реке Сходне. Почти год спустя, зимой, в мороз - случай в практике правоохранительных органов один на миллионы. Без орудия убийства дело и вовсе могло сойти на нет. Кстати сказать, практически сразу после преступления его пытались отыскать сотрудники Истринского УВД. Им это не удалось.

Государственный обвинитель подал протест на вердикт последнего суда. Будет ли он решен справедливо - неизвестно. Судью вскоре после окончания процесса сбила машина. А народная мудрость хорошо известна всем: о мертвом либо хорошо, либо никак.

В любом случае речь сейчас идет только об убийстве бухгалтера Романова, а не о грязных махинациях фирмы "АЛСА". Потихоньку убийство на "бытовой почве", а попросту говоря, пьянке, вытесняло криминальную деятельность "АЛСЫ". И вот заключительный этап - на последнем процессе даже безобидный, по сравнению с документами Романова, акт ревизии КРУ был признан недопустимым доказательством. В деле была его копия, которую по вопиющей халатности не оформили положенным образом.

Вся бухгалтерская документация, среди которой было немало и компрометирующей, была изъята ранее сотрудниками Истринского УВД. Изымали они, как выяснилось потом, с грубейшими нарушениями, не предъявив даже постановления. Все, что мог ответить бывший первый заместитель прокурора Московской области Э. Г. Денисов (сейчас он прокурор Московской области) Евгению Георгиевичу, так это что "к виновным лицам приняты меры дисциплинарного воздействия... А к действиям Савельевой (получение денег по "утраченному" сертификату) органы следствия никакого отношения не имеют"...

Марина МЕДВЕДЕВА





Тема: «Криминал / Россия криминальная»


Здесь вы можете обсудить понравившуюся вам статью или просто пообщаться с друзьями.

Rambler's Top100 Rambler's Top100
Тематический архив статей составлен на основе материалов сайта "Аргументы и Факты" (www.aif.ru)