АИФ. Тематический архив.
    в Ярославле

 
MyLands - первая онлайн стратегия, которая дает Вам возможность не только получить удовольствие от игры, но и превратить игровую валюту в реальную. Аргументы и Факты



Платёжный сервис "Единый кошелёк" - это быстрый и удобный способ оплаты услуг с мобильного телефона или компьютера.          Автоматический обменный пункт
Тема: «Мир вокруг нас / Это интересно»

Ледовый разведчик не имеет права на ошибку

У полярников радость. После 12-летнего перерыва возобновляется работа дрейфующих станций в Северном Ледовитом океане. "СП-31" был последней станцией советского периода. "СП-32" будет первой российской станцией, причем работающей не на государственные деньги. Впервые за все годы профессионального исследования высоких широт экспедиция снаряжается на деньги спонсоров и личные сбережения участников.

Мы плывем на льдине, как на бригантине:

Казалось бы, техника шагнула далеко вперед, и зачем науке такие дедовские методы, как льдина с полярниками? Неужели из космоса не все видно? Оказывается, нет. Как говорят метеорологи, Арктика - это кухня погоды, и чтобы разобраться в этой каше, надо быть поближе, а не следить за нею с орбиты. Американцы, правда, по ленивой своей природе решили совместить приятное с полезным: вморозили в лед ледокол и давай дрейфовать, попивая чаек в каютах. Но научный руководитель работ "СП-32", многократный руководитель и участник высокоширотных экспедиций Владимир Соколов сомневается в чистоте американского эксперимента: "Крупный корабль, даже если он стоит, влияет на свое окружение, вокруг него ни вода, ни лед, ни воздух не могут быть такими, как на обычной льдине".

Тогда остается старая добрая льдина, на которую высадят полярников и где они проведут, если повезет с условиями, год. Качественную льдину поискать надо, да еще и дрейфовать она должна в нужную сторону. Когда-то у нас хватало специалистов, которым было по плечу найти такую льдину. Но с обнищанием Арктики за последнее десятилетие ледовых разведчиков тоже стало совсем мало. Ведь ледовый разведчик - это целое созвездие специальностей и навыков, которые вместе и дают результат. Хороший ледовый разведчик не только льдину для "дрейфонавтов" отыщет - от него зависит навигация среди льдов. Когда Северный морской путь работал на полную мощность, когда с Чукотки вывозилось до 240 тонн золота в год, другие полярные области давали никель и алюминий, которые страна продавала за валюту, часто только усилиями ледовых разведчиков корабли находили дорогу во льдах.

Один из таких разведчиков - 75-летний Василий Иванович Шильников. Он оказался единственным, кому будущие зимовщики смогли поручить отыскание льдины для "СП-32". 40 с лишним лет надо льдами (а на пенсию ледовый разведчик может идти уже после 12 лет такой работы), специалистов его квалификации в "рабочем состоянии" уже просто нет. Вот и просят в Арктическом институте: "Ну, Василь Иваныч, полетай еще!" Он каждый раз зарекается: все, последний сезон - и шабаш. А в следующем году все начинается снова.

По тонкому льду

Он стал ледовым разведчиком как-то сразу. Выучился на океанолога в Высшем арктическом морском училище и попал в хорошие руки, которые отправили его на курсы ледовых разведчиков (что предполагает получение к морской специальности еще и воздушной). Первая же навигация - на Чукотке. Потом - в Певек. Потом - на "СП-4". Карьера молодого Шильникова продвигалась быстро по двум причинам. Во-первых, его учителем был знаменитый ледовый разведчик Павел Гордиенко, во-вторых, Шильников оказался очень способным учеником. Как он сам потом писал в своей книге, ледовый разведчик должен обладать знаниями, наблюдательностью и работоспособностью. Ведь полеты продолжались порой по 12 часов, при этом все время надо было наблюдать за ледовой обстановкой - ни минуты отдыха, а о сне даже думать не приходилось. От ледового разведчика в навигацию зависит, пройдут ли суда, а если он работает на дрейфующей льдине - то выживет ли полярная станция на вверенной ему льдине. Льдина имеет обыкновение трескаться в самое неподходящее время, и если разведчик вовремя не отыщет другую, крепкую, весь полярный скарб, без которого в Арктике не житье, уйдет на дно.

Шильников заслуженно гордится тем, что в годы его работы по Северному морскому пути ходили "либертосы" - американские "лоханки" с тонкими бортами, несколько, правда, усиленными нашими умельцами для хождения во льдах, но все-таки совершенно неприспособленные для суровых условий Арктики. И то, что они, рассчитанные на один рейс по Атлантике, годами служили новой родине, - заслуга не столько их создателей, сколько ледовых разведчиков, которые проводили караваны. Шильников с товарищами часами кружил над кораблями, капитаны которых знали: пока эти люди в воздухе, судно в безопасности. Его даже хватало на то, чтобы, надев ушанку, высунуться из самолета и смотреть, куда падает вымпел с картой, - это самый старый, но и самый верный способ проводки судов, когда капитан сразу получает полную информацию "сверху".

Лед и пламень

Внешне Василий Иванович тихий и даже застенчивый. Трудно себе представить, что этот человек много раз бывал в крайне экстремальных ситуациях (полеты в тумане, в штормовой ветер, в пургу), схоронил многих товарищей, погибших во льдах. Тихий Шильников умеет быть и жестким. Много писали в свое время о первой российско-американской дрейфующей станции в Антарктике. Шильников, изучивший, как он привык, ледовую обстановку, сообщил американцам, что идти следует по его карте. А те - не верят. Они никогда не сталкивались с тем, что ледовый разведчик, во-первых, человек, а не прибор, во-вторых, он один: сам наблюдает, сам анализирует, сам принимает решение. После того как Шильников все-таки заставил идти экспедицию выбранным им путем и все завершилось благополучно, в конференц-зале американского ледокола русского ледового разведчика приветствовали стоя, а в числе вставших перед Шильниковым был и член Конгресса США. В конечном счете Василий Иванович загремел еще на год в Антарктику - учить американцев своим премудростям. Ведь наша школа ледовой разведки признана лучшей в мире.

А Шильникову как будто все нипочем. И зорок по-прежнему, и льды читает как открытую книгу, и даже не седой. А что пчеловодством и огородничеством промышляет в свободное ото льда время - так это исключительно от любви к пчелам и растениям. Он не жалуется на маленькую пенсию, только обмолвился, что доктор наук в его Арктическом институте получает 2200 рублей, и то зарплату задерживают. Нетрудно догадаться, какой может быть пенсия у Шильникова, который 10 месяцев в году ежедневно рисковал своей жизнью почти четыре десятилетия подряд. Он немножко стеснительно рассказывает, как релаксировал после рабочего года: "Мне было положено два месяца отдыха, так я с ружьем, с палаткой и со знакомым якутом месяц жил в тайге, в себя приходил. Я ведь снайпер, даже чемпионом Ленинграда был, в Сосновке все нашей дробью усеяно. А потом еще месяц - в своей родной деревне в Кировской области с собаками на зайцев охотился. Я ж почти не пью, как мне еще отдыхать?"

Татьяна ХМЕЛЬНИК





Тема: «Мир вокруг нас / Это интересно»


Здесь вы можете обсудить понравившуюся вам статью или просто пообщаться с друзьями.

Rambler's Top100 Rambler's Top100
Тематический архив статей составлен на основе материалов сайта "Аргументы и Факты" (www.aif.ru)